Падение



Статья на нескольких страницах:  часть 1, часть 2, часть 3

Прежде, чем я расскажу о реально сложившейся ситуации на фабрике, вернусь в самое начало деятельности Леонова на посту ещё тогда внешнего управляющего. Осенью 1998 года по инициативе кредиторов начался процесс в Арбитражном суде, в котором решалась одна единственная задача: признать ОАО «Дрезненская прядильно-ткацкая фабрика» банкротом или дать ей последнюю возможность исправить положение.

Слово «банкрот» в тот момент для всех было, наверное, страшнее слова «война». Банкротством пугали, говорили, что фабрику продадут по частям и тогда уже точно невозможно будет наладить производство. Пугало сработало, и под давлением целого ряда структур на фабрике был назначен внешний управляющий. Им стал 26-летний сотрудник ЗАО «Савва Кемикал Текстиль» Леонов Дмитрий Леонидович. Причём, всё в той же «Своей Г» главная роль при назначении внешним управляющим именно Леонова отводилась администрации Дрезны во главе с Сорокиным.

Опыта серьёзной работы у Леонова практически не было, но был диплом текстильной академии и компания «Савва» за спиной. «Савва» поставляла на фабрику хлопок и обеспечивала сбыт товара. По оценке самого Леонова, компании «Савва» в 1999 году принадлежал каждый десятый метр проданной в России ткани. Этого было достаточно. Леонову оставалось заниматься внутрипроизводственными вопросами, остальное решалось и без него, или за него. Сам Дмитрий Леонидович видел свою роль в возрождении фабрики следующим образом:

«... Главное сейчас для фабрики - не количественные, а качественные показатели. Большой вопрос - сколько и какой ткани следует произвести... Внешнее управление - сложный инструмент финансового оздоровления предприятия и позволяет мобилизовать интеллект и энергию людей на достижение главной цели...» «Своя Г», №32 от 12.08.99 г.

Уже через год после назначения Леонов подводил некоторые итоги своей работы, не забывая рассказывать о планах на будущее:

«... Фабрика работает без простоев. Есть сбыт продукции, новые клиенты. Люди ежемесячно получают зарплату... В ближайшее время будет открыто новое производство - швейное... Мы готовим рабочих, служащих, специалистов для производства... Была проведена реорганизация управления производством, прошла аттестация специалистов... Я надеюсь, я верю вместе с коллективом фабрики, что лет через пять это будет респектабельное предприятие с квалифицированными кадрами, которые славили и будут славить текстильное производство...» «Своя Г», №38 от 24.09.99 г.

Был ли искренен Леонов, когда рассказывал о подобных перспективах? Думаю, да. Стать в 26 лет фактическим директором крупного предприятия с коллективом в 800 человек - это шанс. Планы кружат голову, хочется быть великим и могущественным, хочется многое менять, экспериментируя, ошибаясь и снова экспериментируя. Но одно дело, фантазии, а другое - холодный душ в виде суровой реальности.

Дрезненская Прядильно-Ткацкая Фабрика Внешнее управление было установлено судом на ограниченный срок в полтора года. Для того, чтобы продлить его или заключить с кредиторами мировое соглашение на приостановление выплаты долгов, недостаточно одних фантазий. Нужно реально, в цифрах показать оздоровление производства, его рост, выплату текущих налоговых платежей и т.д.
Для достижения таких результатов нужно быть не просто руководителем, имеющим диплом, а нужно обладать врождёнными качествами организатора, вдохновителя идей, руководителем, прежде всего умеющим создать сильную команду и работать в этой команде, прислушиваясь к мнению многих, уважая тех, кто работает под твоим руководством. Вот здесь и начинались первые противоречия между Леоновым-директором и Леоновым-человеком.

С первого появления нового директора работники фабрики столкнулись с непривычным отношением к себе. Леонов, годившийся большинству работников в сыновья, не считал нужным не только советоваться, но и здороваться с людьми. Пробегая по цехам предприятия, мог по ходу бросать оскорбительные реплики. Очень скоро чуть ли не всех работников фабрики записали в пьяниц и воров. В одном из своих ранних выступлений директор так озвучил кадровую проблему:
«... Пьяницам и прогульщикам на производстве нет места. Специалистов же принимаем по конкурсу».


Но с самого начала было ясно, что фабрика испытывает острую нехватку кадров, и те, кто покинул фабрику в силу самых разных обстоятельств, возвращаться обратно не спешат. Какой уж тут конкурс? Тем не менее, новый директор приступил к чистке кадров. Всех, кого заподозрили в грехах, уволили. Кто-то уволился сам, не видя возможности смириться с работой в новых условиях. На фабрику была привлечена охранная структура, руководитель которой г-н Мартынов являлся близким другом Леонова.

Охрана с людьми так же не церемонилась. После первых чисток директор взялся и за руководящие кадры. Очень скоро стало ясно, что вместо уволенных и выдавленных «по собственному желанию» нужно срочно где-то искать новых сотрудников. Но какие условия мог предложить Леонов? Низкая зарплата, расплывчатые перспективы на будущее - это всё, что могли получить новые работники в тот момент.

При таких предложениях вряд ли можно было рассчитывать на приход специалистов. Не лучше ли было сохранить свой коллектив, заинтересовав работников, проработавших здесь долгие годы, пусть даже ужесточив дисциплинарные санкции. К тому же, сам Леонов не раз говорил о трудовых традициях вверенного ему предприятия, что сложившийся коллектив фабрики, даже при небольшой зарплате готов поднять фабрику опытом и силой духа. На деле всё оказалось иначе.

Вместо дрезненцев на фабрику стали завозить низко квалифицированный персонал из Павловского-Посада, Орехово-Зуева и даже из Иваново. Ивановских селили в фабричном профилактории, который был ими «уделан» за год так, как не уделывался за десятки лет своего легендарного прошлого. Пьяниц меньше не стало, но стало больше обиды и боли. Людей разделили на своих и чужих, на хороших и плохих. Всё это не шло на пользу тем задачам, которые ставились перед новым руководством.

Главной проблемой фабрики продолжали оставаться поставки хлопка и сбыт продукции. Работа на так называемом «давальческом» сырье доводила работу крупного предприятия до примитива. Кто-то привозил хлопок, работники набрасывались на эту кипу, производили ткань, и те, кто привозил хлопок, забирали продукцию. Фабрике, понесшей производственные затраты и использовавшей оборудование, труд рабочих, доставалась лишь малая часть прибыли. Так работают рабы за кусок хлеба, но не предприятия, рассчитывающие на скорое процветание. Без налаживания серьёзных поставок сырья, без профессиональной маркетинговой службы, без поиска новых партнёров нельзя было наладить серьёзное производство.
Понимал ли это Леонов? Может быть, и понимал, но сегодня очевидно, что он просто не знал, как это сделать. Машины с сырьём продолжали уезжать в неизвестном направлении, увозя неоплаченный труд сотен людей.

Но у работы «на дядю», как оказалось, были и плюсы. Правда, подавляющее большинство работников эту выгоду вряд ли видели, зато руководство эти самые плюсы очень хорошо понимало. Сбыт такой продукции - это всегда наличные деньги, которые можно было и не показывать в отчётах, эдакая чёрная касса.
Правда, само предприятие от таких сделок довольно сильно страдает, ведь убытки, связанные с производством продукции, никуда не испарятся, а лягут новым долговым бременем. Но наличные деньги способны греть тех, кто к ним имеет отношение, а долгов и без того полно, миллионом больше, миллионом меньше. В таких условиях не далеко до соблазнов. Единственное, что могло беспокоить директора в таких делах, это необходимость держать в курсе дел своих приближённых. Но этот вопрос был решён на редкость легко. Круг приближённых был тщательно отобран. Но даже в этих условиях секретности почти все знали, что особо приближённые получали зарплату дважды - один раз официально, а второй раз в конверте из рук директора. В подобных условиях схема действовала надёжно. Но такой лёгкий «хлеб» разлагал тех, кто должен был заботиться о фабрике и решать проблемы её вывода из-под угрозы банкротства.

Время шло. Но теперь, когда Леонов почувствовал все преимущества своей деятельности в должности арбитражного управляющего, он хорошо понимал открывающиеся перед ним перспективы в случае, если угроза банкротства будет устранена, и он станет полновластным директором. Без административной поддержки здесь было не обойтись. И эта поддержка была Леонову гарантирована.

Статья на нескольких страницах:  часть 1, часть 2, часть 3

Продолжение в следующем номере

Сергей Каравайцев
2003.02.05


Общественно-политическая газета «Новая власть»
Главный редактор: Каравайцев С.М., учредитель Баранов Л.М.
Адрес: Россия, 142660, ул.Юбилейная, д.22, кв.96