Гроб у дороги


«сердечной заботе» районных властей о ветеранах и инвалидах посвящается

Статья на нескольких страницах:  часть 1, часть 2, часть 3

Между тем, заместитель Сорокина нашёл директора похоронной конторы, и они вместе поехали на кладбище, выяснять, что случилось. Убедившись, что гроб действительно не захоронен, а могилы так и нет, Кравченко попытался разобраться с рабочими. Но с этой публикой разговаривать трудно. Похоже, что им так мало платят за работу, что они не очень-то прислушиваются к претензиям самого директора. Сказали, что о Бобкове первый раз слышат, что инструмента нет, якобы дочь умершего поломала лопаты и украла кувалды! Начальники ещё немного постояли и молча уехали...

Между тем Веру Сергеевну доставили в 8-ю психбольницу к заведующему отделением Усову Николаю Фёдоровичу. Вместе зашли в кабинет. Врач выслушал историю, осмотрел Веру Сергеевну и попросил её выйти за дверь. В кабинете остались лишь сотрудники милиции и скорой помощи. Было слышно, что разговор Усова с визитёрами шёл на повышенных тонах.
Разговор был не долгим, и вышедшие из кабинета милиционеры сказали Вере Сергеевне, что отвезут её домой. Она отказалась и потребовала доставить её в военкомат, ведь отец был инвалидом войны, и кому, как не военным следовало вступиться за несчастных Бобковых.

Уже готовя этот материал, я связался по телефону с врачом Усовым Николаем Фёдоровичем, чтобы понять, были ли основания для принудительной доставки Веры Сергеевны в отделение, и как он оценивает эту ситуацию. Вот что ответил на это сам Николай Фёдорович:
«На мой взгляд, у Веры Сергеевны не было какой-либо грубой неадекватности поведения, она не представляла угрозы ни для себя, ни для окружающих. Мне здесь заявили, что она не выходила из кабинета главы города. Я позвонил в администрацию, они там разбежались все, только одна женщина сообщила, что Бобкова сегодня же захоронят. Вера Сергеевна правдолюбец. Она ничего незаконного не делала, физической агрессии к окружающим она не проявляла.
Это же как звучит: дочь инвалида войны требует его захоронения, а его не хоронят! А её ещё из кабинета выволакивают. Она всего лишь учит чиновников исполнять свои обязанности, требует законных прав. У нас люди уже отвыкли свои права защищать. А она требовала от Сорокина, чтобы он исполнял свои обязанности. А он что сделал? Записал её на диктофон и отправил в дурдом. То есть, никаких психотических расстройств не было. Человек был действительно в расстроенном состоянии, но никаких психозов, ни бреда, ни галлюцинаций у неё не было. Они имели право привезти её только на консультацию, но не имели права делать это насильно».


Гроб у дороги В военкомате внимательно выслушали и сразу стали звонить в администрацию Дрезны. Предупредив Сорокина об ответственности, потребовали немедленно принять меры к захоронению. Но время шло, и вернуться домой Вера Сергеевна смогла лишь к 17 часам. Вся немногочисленная семья находилась в полуобморочном состоянии - несмотря на целый день звонков, скандалов, визитов к начальникам, могилу так никто и не выкопал. Гроб с телом фронтовика остался на кладбищенской дороге на вторую мучительного ночь. Мать, Антонина Георгиевна, непрерывно плакала и не могла подняться с кровати...

«... В этот день особо отмечают мужество и стойкость людей, чья жизнедеятельность ограничена по состоянию здоровья. В Орехово-Зуевском районе эти люди не остаются без помощи и поддержки администрации... в районе начинается традиционная Декада инвалидов. В эти дни будут организованы встречи инвалидов с представителями администрации, пройдут концерты и праздничные мероприятия, намечены внеплановые обследования, консультации врачей, работников социальных служб...»
из отчёта администрации района, посвящённого Международному дню инвалидов, «Своя газета», №49 от 04.12.02 г.)

Когда я пишу эти жуткие строки, невольно пытаюсь вспомнить, сколько в районе существует всевозможных организаций и чиновников, в чьи обязанности входит помощь людям, оказавшимся в столь тяжёлом положении. Это и социальная защита, и совет ветеранов, и общество инвалидов, и чиновники местных администраций, врачи... Никто из них даже не заглянул в дом Бобковых, не поддержал, не помог.

Уже вечером разыскали Кравченко, и он поклялся, что завтра утром могила будет готова. Правда, здесь же бессовестно сказал убитым горем Бобковым, что они сами виноваты, дескать, должны были с квитанцией сразу на кладбище бежать. Будто, это их фирма занимается ритуальными услугами. Да они бы и побежали, если бы хоть кто-то им об этом сказал, но не было сказано ни слова, а предположить, что нормальные с виду люди позволят покойнику «ночевать» у дороги в ожидании могилы, могли только сумасшедшие. Так считалось в Дрезне до этого страшного происшествия...

На следующее утро откуда-то взялись необходимые инструменты, и к 10 часам свежевыкопанная могила была готова. Хоронили молча, всем родным и близким было ужасно стыдно перед гробом Сергея Фёдоровича, что заставили так мучаться его светлую душу. Было ли стыдно тем, кто ещё заплатит перед Богом за этот грех? Не знаю. Уже позже кто-то сказал, что Кравченко обещал вернуть деньги за захоронение. Значит, не стыдно. Значит, не понимает, что эта подачка ничего не решает, что оскорблённым людям эти деньги не успокоят душу.

В народе говорят, что поверх земли никого не положат. Бесстыдство и беспомощность виновных в этой трагедии существ, опрокинули и перечеркнули казалось бы вечную народную истину. Пытаясь хоть как-то объяснить происшедшее, я мысленно прокручиваю всю хронологию печальных событий.
Даже в страхе допуская, что в выходной день могла возникнуть какая-то нелепая накладка, приведшая к незахоронению умершего ветерана, я не могу понять, как могло случиться, что за целый день в понедельник в большом городе не нашлось ни одного ответственного человека, способного исправить чудовищную ошибку. С самого утра о трагедии знал весь город. Но те, кому положено было наводить порядок, занимались каждый своим делом: один боролся с находящейся в истерике пожилой женщиной, а другой не знал, как побороть жлобов-работников, хладнокровно покуривавших рядом с припорошенным гробом. Об участии в разрешении этой трагедии чиновников администрации района говорить вообще нечего.

Сейчас Бобковы немного успокоились, видимо, молитвы дошли до Бога, и Сергей Фёдорович всех простил, светлая ему память. Вера Сергеевна всерьёз задумывается об обращении в суд с требованием возмещения морального вреда. С администрации так никто и не пришёл, не помог. Опять остался безнаказанным директор ООО «Горизонт-1» Кравченко. Его фирма, видимо, ещё долго будет копать могилы на городском кладбище. Но у жителей города, взволнованных этой страшной историей, так и остались без ответа два вопроса: «за что» и «когда этому придёт конец»?

«... В Орехово-Зуевском районе особое отношение к ветеранам. Это заслуга главы района А.П. Филиппова. Он постоянно сам встречается и решает вопросы с районным Советом ветеранов, отлично знает проблемы пожилых людей, старается максимально помочь им в это трудное время. Об этом хорошо знают жители района...»
из обращения администрации Орехово-Зуевского района ко Дню Победы, «Своя газета» №20 от 15.05.02 г.

Без комментариев

Статья на нескольких страницах:  часть 1, часть 2, часть 3

Сергей Каравайцев
2003.02.05


Общественно-политическая газета «Новая власть»
Главный редактор: Каравайцев С.М., учредитель Баранов Л.М.
Адрес: Россия, 142660, ул.Юбилейная, д.22, кв.96